11 лет на рынке элитной недвижимости
ПРОДАЖА и АРЕНДА
Обратный звонок
+7 (495) 125-00-79

Всегда на виду

«Градообразующие объекты» - термин, доставшийся нам от советского прошлого. Обычно так называли какой-нибудь крупный завод, вокруг которого, собственно, и строился город, и где работали 70% его трудоспособного населения. Москву «счастье» строиться и жить вокруг индустриального гиганта, слава богу, миновало. Но если вдуматься, СВОИ ГРАДООБРАЗУЮЩИЕ ОБЪЕКТЫ ЕСТЬ И У НАС -ЭТО ТЕ ЗДАНИЯ. ПАМЯТНИКИ И ПРОЧИЕ ЗАМЕТНЫЕ СООРУЖЕНИЯ, КОТОРЫЕ СТАНОВЯТСЯ АРХИТЕКТУРНЫМИ ДОМИНАНТАМИ РАЙОНА.
Назначение имеет значение?
Из опрошенных нами экспертов утвердительный ответ на этот вопрос дала только Светлана Абелян, руководи¬тель филиала «На Страстном бульваре» компании «Но¬вый город». По ее мнению, тот факт, что Москва - это все-таки не индустриальный центр, а в первую очередь властный, административный, финансовый и деловой центр страны, отражается и на наших градообразующих объектах. «Главные у нас - это объекты властных структур, первым из которых, безусловно, является Кремль. Объекты делового назначения представлены в этом ряду явно в меньшей степени. Из них можно назвать строящийся «Москва-Сити», который обязательно станет важным градообразующим центром. Остальное точечно (например, бизнес-центр «Риверсайд Тауэр» Космодамианская набережная, д. 52, стр. 3 - или «Павелецкая Тауэр»),
Другие специалисты рынка недвижимости, однако, убеждены, что назначение объекта никакой роли не играет - главное, чтобы он был ярким внешне. «Функция здесь совершенно не важна, - резюмирует эту точку зрения Алена Бригаднова, руководитель отдела городской недвижимости компании Tweed. - Таким объектом может быть и памятник архитектуры - как, к примеру, здание колледжа на Пречистенской набережной, выше которого не может быть ни одно строение в округе. Или здание церкви, которое стало центром архитектурного решения «Итальянского квартала». «Ярким примером градообразующего объекта, органично вписавшегося в среду современной элитной застройки, можно считать Зачатьевский женский монастырь на Остоженке, - говорит Елена Земцова, исполни¬тельный директор компании Delta Estate. - Жилые дома и общественные здания зрительно «привязаны» к этому объекту, даже современная архитектура с ее четкостью форм и обилием стекла гармонично сочетается со ста¬ринными постройками в стиле классицизма. Другим показательным примером служит застройка Лаврушинского переулка и прилегающих улиц, где почти все дома и особнячки, реконструированные и недавно возведенные, выдержаны в стиле старой купеческой Москвы, что соответствует принципу главного объекта этого района - Третьяковской галереи».
Нельзя не заметить...
Любой крупный по размерам объект автоматически стано¬вится архитектурной доминантой района, вне зависимости от того, красив он или нет. Этот тезис, вероятно, весьма огорчителен для самолюбия архитекторов, но ничего с ним не поделаешь. Современные примеры приводить не будем, дабы не обижать их авторов, но возьмем, скажем, кинотеатр «Пушкинский» (бывший «Россия») на Пушкинской площади. Коробка из стекла среди старой московской архитектуры -казалось бы, трудно представить себе что-то более ей чужеродное. Однако кинотеатр все равно стал центром, узнаваемым и знакомым москвичам.
Другой пример из той же серии. Здание Московского университета получилось столь монументальным, что строить рядом с ним что-то еще оказалось просто невозможным. И огромная территория по другую сторону Ломоносовского проспекта, лет 50 назад зарезервированная под строительства Дворца Советов, так и осталась неосвоенной. Все архитекторы, которые брались за его проектирование, стал¬кивались с неразрешимой проблемой: если строить нечто столь же величественное, то два огромных здания, стоящие рядом, будут зрительно пытаться «перекричать» друг друга. Если же сделать новый объект невысоким, то получилось бы политическая двусмысленность: Советы и принадлежащие им дворцы в тогдашней системе координат значили гораздо больше, чем какой-то там университет... В этом смысле, конечно, легче всего застройщикам, рабо¬тающим в периферийных районах, - полет их фантазии не ограничивает ничто, кроме физических возможностей грунтов и стройматериалов. Более того, одной из задач городской программы «Новое кольцо Москвы», стартовав¬шей 10 лет назад, было создание зданий, которые могли бы стать архитектурными «маяками». Выражаясь иначе, власти сами сказали девелоперам: стройте выше, ярче, вы¬разительнее - мешать вам мы не будем. Самым ярким из построенных жилых зданий (хотя справедливости ради отметим, что этот объект юридически не относился к «Новому кольцу») стали «Алые Паруса». Помимо огромной высоты, этот комплекс отличает интересная архитектура, несколько напоминающая стиль сталинских высоток, а также очень удачное расположение - на берегу реки. «Алые Паруса» видны как минимум с 10 км - это огромная часть Москвы, а также в Подмосковье к западу от столицы. Есть и масса других объектов, столь же заметных - «Триумф-Палас», «Эдельвейс» и т.д. В Центре же ситуация обратная - там высотность ограничена, и построить нечто столь же масштабное власти не позволят. Градообразующие объекты там есть, но это уже существующие строения, и вновь построенным просто запрещено быть больше. «Ни один из новых объектов не может выполнять градообразующую функ¬цию в полной мере, - считает Анастасия Могилатова, генеральный директор компании Welhome. - Ведь добиться того, чтобы объект был, с одной стороны, адекватным архитектурной среде района, а с другой - выделялся на ее фоне, достаточно трудно». В результате на «Золотой миле» «среди реализованных в последние го¬ды проектов сложно назвать флагмана». ...Впрочем, один построенный в последние годы в Центре объект, ставший действитеьно архитектурной доминантой, мы нашли. Это известный памятник Петру I работы - Зураба Церетели. И место солидней некуда (до звезд Кремля метров 300), и размеры. Многих этот колосс раздражает, но никак нельзя сказать, что его не замечают. Но Зураб Константинович - не совсем обычный застройщик, и о его лоббистских способностях слагают легенды...
Удачи и промахи
Рассуждения об удачностггобъектов всегда субъективны. К примеру, Анастасия Могилатова считает неудачным дом «Стольник» в Малом Левшинском переулке («он по-прежнему вызывает недоумение - настолько его архитектурное решение в стиле хай-тек диссонирует с архитектурным обликом окружающих его арбатских и пречистенских переулков»), а удачным -«Патриарх» в районе Патриарших прудов («стал свое¬образной доминантой в районе, органично вписался в окружающую застройку»). А Светлана Абелян думает прямо противоположное: «Стольник» нравится ей не¬стандартным внешним видом, а «Патриарх» вызывает головную боль, потому что «статуи на нем одеты в тоги - вероятно, авторы проекта перепутали патриархов и римских патрициев».
«О неудачных или относительно неудачных проектах в элитном строительстве не принято говорить, - отмечает Елена Земцова. - На мой взгляд, таких проектов немного - 5-7% от всего возведенного элитного жилья. И неудачность связана скорее не с качеством жилья, а с неудачными панорамными характеристиками. Понятно, что владелец дорогой квартиры желает лицезреть из окон радующий глаз пейзаж, а не «дремучую» пятиэтажку. В этом случае уместно говорить о разумных скидках на приобретаемое жилье». «Создание крупных «градообразующих» объектов - это тенденция рынка недвижимости и развития строительства в Москве, - считает Юрий Синяев, директор по маркетингу Группы компаний «Конти». - Если раньше самыми дорогими считались сталинские дома, то те¬перь ситуация меняется: возводятся интересные, «знаковые» объекты, изменяющие облик не только отдельно взятых районов, но и города в целом. К тому же, если раньше застройка таких объектов была точечной, то сейчас стремятся создать комплекс зданий, который уже будет задавать окружающим и ценовой сегмент, и архитектурный стиль». Кстати, так было и раньше (во всем, кроме цены: тогда у нас жилье не продавалось). Например, в 70-80-х годах прошлого века самые престижные на тот момент «цековские» дома полностью изменяли облик района. Места, где возводились «царские села», сразу приобретали популярность и престижность, а сами эти здания становились основой для последующей комплексной застройки и ландшафтного обрамления жилого квартала.
Что касается необычного и непривычного внешнего вида, то все по-настоящему новое всегда поначалу вызывает раздражение - история доказывала это много раз. Вспомним Эйфелеву башню, которую парижане поначалу ненавидели и именовали «ржавым гвоздем» - и как гордятся они ею сегодня! Или сталинские высотки - их в свое время тоже критиковали (насколько это вообще было возможно при тогдашнем политическом режиме): кто-то говорил, что они скопированы с небоскребов Нью-Йорка, кто-то - что с церквей. А сегодня «семь сестер» - общепризнанный символ Москвы... 
Источник: журнал «Мир и Дом», ноябрь 2006
02.11.2006
Закажите обратный звонок
Оставьте свой номер телефона и мы вам обязательно перезвоним в ближайшее время
*
Текст вашего сообщения
Отправить
Здесь вы можете написать сообщение генеральному директору компании
Ирина Могилатова
Генеральный директор
*
Текст вашего сообщения
Отправить
Сообщить об ошибке
Отправьте сообщение об ошибке, замеченной вами на этой странице. Сообщите свое имя и email, если считаете это необходимым.
Описание ошибки
Отправить
Узнать цену
Оставьте свой номер телефона и мы вам обязательно перезвоним в ближайшее время
*
*
Текст вашего сообщения
Отправить